Пресса о нас

В «Красном факеле» представят премьеру Александра Баргмана по пьесе Фернана Кроммелинка

21, 22 и 30 декабря на большой сцене новосибирского «Красного факела» сыграют премьеру спектакля по пьесе Фернана Кроммелинка «Жар и холод, или Идея господина Дома» в постановке Александра Баргмана. 

«Фернан Кроммелинк, «пьяный Мольер», известен российскому зрителю прежде всего по «Великодушному рогоносцу», но «Жар и холод, или Идея господина Дома» – пьеса не менее сильная: своей чувственностью, иррациональностью, отчаянием, внутренней болью, алогизмами, – рассказал журналу ТЕАТР. режиссер Александр Баргман. – В ней интересное и осознанное смешение жанров: начинаясь как лихо закрученная «французская комедия», пьеса переходит в романтическую драму высокого штиля, а к финалу превращается в социальную драму, едва ли не трагедию. Здесь есть течение внешнее и внутреннее, есть зеркало и зазеркалье. На первом плане Леона – королева мира, женщина берущая, но за Леоной всегда есть Фели – у нее другое предназначение, они – как Лилит и Ева. Пьеса, как и спектакль, посвящена женщине: с ее страстным желанием любить и недореализованностью этого желания. Мы используем прекрасный перевод Натальи Санниковой, в котором есть высокие, поэтические, невозможные, казалось бы, в этом мире строки, посвященные именно любви. 

Я искал пьесу, соизмеримую с одаренностью артистов театра «Красный факел» – артистов-сотворцов, соавторов спектакля. Я понимал, что пьеса должна быть сильная, сложная, глубокая. В поиске материала, как это часто бывает, я стал разбирать свои архивы давно понравившихся пьес и на второй 

странице пьесы Кроммелинка как-то соединил Леону из пьесы с Ириной Кривонос и, дочитав, принял решение: эта пьеса! Она иррациональная: в ней несколько раз нарушаются причинно-следственные связи, меняются жанры, скачут настроения, обрываются темы, все – в нервных мерцаниях и судорожных попытках ухватиться за то, что принято называть «любовью». Начинается, как я уже говорил, с чисто комедийной коллизии, а потом туда проникает грустное, затем отчаянное романтическое настроение, а ближе к финалу возникает и даже правит «брехтовская яркость». Помимо того, что здесь идет речь о метаниях в сетях безрассудной любви и отчаянной страсти, в пьесе затрагивается конфликт чувственного мира и мира рассудочного. В тексте, действие которого происходит в Бельгии в середине 30-х годов, явно ощутим привкус ерничества и высмеивания только расправляющего свои щупальца фашизма, уже прорастающего в Европе. Никто еще не мог предугадать, чем все это закончится, и Кроммелинк еще высмеивает идею господина Дома, как любую объединяющую массы идею, вскрывает это понятие и опустошает ее в силу бессмысленности. В данном случае нет никакой идеи господина Дома – она выдумана. Но не нужно никаких особенных усилий, чтобы пустую идею возвеличить, мифологизировать фетиш и, отвлекаясь от собственной ответственно проживаемой жизни, стать частью толпы и пойти за какой-то выдуманной декларацией. 

Возвращаясь к героям пьесы… На начальном этапе мы поняли, что без консультации психоаналитика – не обойтись, и, как сказал сам доктор – Артем Кулябин (психолог-консультант), теперь уже могу назвать его нашим соавтором, «в этой пьесе нет психически здоровых людей». У главной героини – истерическое расщепление на несколько субличностей. Были консультации по скайпу, затем Артем приехал на репетиции. Посмотрев прогон спектакля, он нас утешил, «мы своим сочувствием очеловечили персонажей», хотя в пьесе он этого не ощутил». 

Над спектаклем с режиссером работают художник-постановщик Николай Чернышев, художник по костюмам Елена Жукова, художник по свету Андрей Лебедь, композитор Максим Мисютин, режиссер по пластике Николай Реутов, видеохудожник Максим Руденко. 

В спектакле задействованы артисты Ирина Кривонос, Елена Дриневская, Анастасия Косенко, Виктор Жлудов, Сергей Богомолов и другие. Живое музыкальное исполнение представит MaxiDom-quartet, в состав которого войдут Галина Беляева (кларнет, саксофон, волынка), Максим Мисютин (аккордеон, клавиши), Денис Франк (контрабас), Дмитрий Костяшов (ударные, перкуссия).

Женщины наносят ответный удар

Красавицы-актрисы «Красного факела» устроили на сцене контрастный эмоциональный душ – то жарко, то холодно.

ГОСПОДИН ДОМ, ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ

«Жар и холод, или Идея господина Дома». Ф. Кроммелинк.
Новосибирский драматический театр «Красный факел».
Режиссер Александр Баргман, художник-постановщик Николай Чернышев.

Александр Баргман поставил в «Красном факеле» пьесу Фернана Кроммелинка «Жар и холод, или Идея господина Дома» — спектакль «большого стиля», постановочная группа которого больше, чем список действующих лиц.

«ПЕРЕМИРИЕ» ОЛЕГА ЛИПОВЕЦКОГО В ТЕАТРЕ «КРАСНЫЙ ФАКЕЛ»

Олег Липовецкий поставил пьесу Алексея Куралеха, победившую на конкурсе «Ремарка-2018» (номинация «Весь мир»). Куралех получил образование филолога в Донецком государственном университете, который окончил в 1994 году.
До драматургии его карьера словесника (если для филологии вообще уместно говорить о карьере) складывалась самым обычным образом: преподавание, литературная критика, литературоведение.
По словам драматурга, к литературному творчеству его подтолкнула война. Казалось, что только создание своего мира сможет спасти от безумия, бессилия и отчаяния.

Надежды маленький оркестрик

Главный режиссер Новосибирского академического театра «Красный факел» Александр Зыков поставил «Поминальную молитву» Григория Горина.

На самом деле, конечно, — надежды никакой. Ни денег, ни жилья, ни даже лошади. И хотя поредевшее семейство Тевье деловито рассаживается в телеге — ее некому, да и некуда везти. Но Тевье смеется. И мы вместе с ним — с явным облегчением. Тевье снова заговорил! Сначала с тем, наверху, потом с остальными. Тевье-молочник (Сергей Новиков) опять такой, каким был прежде, и это внушает уверенность, что все будет... да нет, не хорошо. Все будет по-человечески.

«Петербург превратился в провинцию»

Звездными ролями петербургского актера Семена Фурмана были Гарпагон в «Скупом» по Мольеру (режиссер Геннадий Тростянецкий) и Дэвис в «Стороже» Гарольда Пинтера в постановке Юрия Бутусова.

Невеселый анекдот

В новосибирском «Красном факеле» поставили «Поминальную молитву» — спектакль по популярной пьесе Григория Горина, написанной по мотивам произведений Шолома-Алейхема. На главную роль пригласили петербургского артиста Семена Фурмана, который будет играть Тевье в очередь с Сергеем Новиковым.

Зритель тает, зритель плачет, зритель верит

КОГДА ведущий театр города объявляет о премьере главного спектакля сезона. Да еще и на нетерпящей компромиссов большой сцене. Да еще и в постановке главного режиссера театра. Да еще и при участии всей густонаселенной труппы — от корифеев и действующих звезд до студентов на испытании. Да еще и по пьесе, которую сегодня должно ставить или хорошо, или не ставить вообще. Да еще и с приглашенной столичной звездой, в параллель с которой играет местное и горячо любимое публикой светило. Да еще и в сопровождении столь активной рекламной кампании, что без встречи с героями не обходится ни один поход в продуктовый магазин… Учитывая все вышеперечисленное и пару аргументов в запасе, приходится спешить на премьеру в неприличном для среднестатистического зрителя мандраже и ждать начала спектакля, словно своего выхода на сцену. И радоваться тому, что, становясь соучастником «Поминальной молитвы» в театре «Красный факел», не нужно покрывать малиновое кресло пеплом и уж тем более конкурировать с ним от неловкости и стыда в яркости цвета. Эта главная премьера сезона несет редкую театральную благодать и сулит сокровенный разговор о себе, о вере, о Боге, о счастье, о любви, о жизни, о времени, об эпохе, о людях и взаимоотношениях. Пожалуй, в век, когда мы окончательно разучились друг друга слышать, эта беседа актуальна вдвойне.

Самое интересное — банкет

Музыкальный спектакль «Поминальная молитва» по пьесе Григория Горина в постановке Александра Зыкова будет представлен публике 24 марта. Репетиции в разгаре, а в главной роли заняты артист театра и кино из Санкт-Петербурга Семён Фурман и заслуженный артист России Сергей Новиков. В этом номере, как и обещали, публикуем интервью с гостем.

Авантюрная премьера в «Красном факеле»

9 декабря в театре «Красный факел» состоялась премьера нового спектакля «Авантюристы».

Комедия перед новогодними праздниками появляется в репертуаре «Красного факела» раз в два года — и вот как раз её время пришло. «Авантюристов» по пьесе Алена Вернье/ Владимира Глазкова поставили режиссёр Константин Колесник и художник Константин Соловьев.

В Новосибирске на сцене «Красного факела» выступили акробаты без страховки

В театре прошел пресс-показ спектакля «Авантюристы»

Премьера «Авантюристов» собрала аншлаг в «Красном факеле»

Выходные с авантюристами. Премьера комедии в театре «Красный факел» прошла с аншлагом. Корреспондент «Новостей ОТС» Екатерина Киселева – о том, почему каждый актер по природе авантюрист.

«Красный факел» встретил зиму спектаклем «Авантюристы»

Небывалое доселе соединение Драмы, Фарса, Музыки, Танца, Цирка, Эксцентрики, Черной и Белой магии – в новой комедии на сцене «Красного факела»!

Детектор лжи, или Откуда встает солнце

Новосибирский Академический театр «Красный факел» открыл сезон премьерой комедии «Сильвестр» по пьесе, написанной совсем недавно. По форме комедия, по сюжету сказка, по сути притча, эта пьеса отсылает к старому, еще постсоветскому, краснофакельскому спектаклю «Убить дракона» по Евгению Шварцу, но поставлена в стилистике современного театра, режиссером молодым и дерзким.

Новосибирский «Красный факел» открыл свой 91-й сезон премьерой. В театре поставили пьесу Вадима Бочанова «Сильвестр»

Уже в самом имени главного персонажа (Сильвестр по-французски — лесной) содержится намек на сильное противопоставление героя заведенным правилам и установленным нормам. Имя героя, вынесенное в название, рождает целый ряд ассоциаций: «Сильвия» Герни, «Коза, или Кто эта Сильвия?» Олби, не говоря уже о знаменитой кальмановской оперетте. Из представителей сильного пола вспоминается Сильвестр Сталлоне. А фонетический «тезка» бочановского «Сильвестра» — это «Форрест Гамп». На слух это многозначное имя звучит примерно как «Из Лесу С Приветом». На сцене «Красного факела» объектом всеобщего пристального внимания тоже является дурачок. В безумном двадцать первом веке сумасшедший — по-прежнему очень выигрышная фигура для театра. Труппе «Сибирского МХАТа» не знаком принцип актерской игры «кто в лес, кто по дрова». Тем более что в этот раз за порядком в «Сильвестре» следили двое «лесничих»: питерский режиссер-постановщик Андрей Прикотенко и режиссер Павел Южаков, возглавляющий новосибирский «Первый театр».

1 страница2345Дальше