Грандиозный Чехов

Русский режиссер Тимофей Кулябин обогащает сценическую историю Чехова необычной интерпретацией. Его превосходный актерский ансамбль без слов, но с большой интенсивностью «Трех сестер» как шедевр, не зависящий от времени.
Когда постановку Тимофея Кулябина «Тангейзер» запретила цензура, в Австрии, вероятно, большинство впервые вообще услышало это имя. То, что знать его стоит, доказывают чеховские «Три сестры» в постановке Кулябина, показанные на Wiener Festwochen.
Прозоровы живут в своем собственном космосе. Это очевидно при первом же взгляде на сценографию Олега Головко в Зале G Венского музейного квартала. Хорошо подобранная мебель серо-голубого цвета выглядит как плод дизайна популярного шведского мебельного дома. С потолка свисает плоский телевизор. Чехов переехал в настоящее время. Действие пьеса «Три сестры», премьера которой состоялась в 1901 году, разыгрывается в гарнизонном городе. Тимофей Кулябин освобождает действие от любого исторического контекста и показывает, что он сохраняет свою актуальность в настоящем времени. Три сестры, Ольга (Ирина Кривонос), Маша (Дарья Емельянова) и Ирина (Линда Ахметзянова) живут вместе со своим братом Андреем (Илья Музыко) в доме покойного отца, бригадного генерала, одиннадцать лет в провинции и мечтают только об одном — о возвращении в Москву, где прошло их детство.

Безупречная звуковая композиция


Прозоровы глухи и немы в отношениях с окружающей их реальностью. Они живут в своем собственном мире, мире мечты, тоски и скуки. И тот, кто является частью их мира, как офицеры, которые каждый вечер приходят с визитом, тоже один из них, без голоса и без слуха. Только те, кому сюда закрыт доступ, как Ферапонт, служащий земской управы, или новорожденные дети — имеют голоса. Пространные чеховские диалоги о желаниях, тоске или о смысле жизни Тимофей Кулябин сокращает до ключевых фраз, потому что его актеры общаются друг с другом только на языке жестов. Немецкий перевод доносят до зрителя титры. В четырехчасовом спектакле это похоже на своего рода новый эффект остранения, испытывающий терпение зрителей. Однако ничуть не бывало. После первого действия становится понятно, какую силу излучает постановка Кулябина. Каждая сцена сочинена как музыкальная партитура, со всеми ее звуками и шумами. Вы слышите ветер, свистящий за стенами дома, щебетание птиц, марширующие под музыку войска.

Сила образов


Каждая из этих фигур — возможно, кто-то из нас. Герои спектакля шлют друг другу смски, читают что-то в айпэдах, смотрят музыкальные клипы. Каждый из них заложник своей судьбы. Судьба Прозоровых — остаться в провинции. Ольга станет начальницей гимназии, Маша останется женой учителя. А Ирина, которая сильнее всех остальных мечтает о новой жизни в Москве, теряет на дуэли жениха. Теперь Ирина станет учительницей в провинциальой школе. Постановка живет сильными образами, например, когда во время пожара дом превращается в прибежище погорельцев. Электричество выключается, актеры освещают друг друга фонариками своих мобильных телефонов, чтобы сделать видимыми жесты, с помощью которых они продолжают общаться. В сильном ансамбле блистает актерскими индивидуальностями, таков, к примеру, Павел Поляков в роли Вершинина. Но и самые маленькие роли исполнены сильными актерами.
Этот театральный вечер показывает, почему Тимофей Кулябин — интересная фигура среди режиссеров своего поколения.

Перевод: Ольга Федянина

«NEWS» (Вена, Австрия)

Яндекс.Метрика