Wortloses, großes Theaterglück / Бессловесное, огромное театральное счастье

В принципе, это звучит совершенно абсурдно. Чеховская классика «Три сестры», почти без слов, но на русском жестовом языке и с немецкими титрами — как это может работать?
Может, и еще как! Среди всего, что показывает Wiener Festwochen, и что можно увидеть в мае в Музейном квартале, спектакль Тимофея Кулябина (Новосибирск) входит в число лучших. Театральная постановка, сделанная как партитура душевных ландшафтов, где звуки, шумы, невербальная коммуникация составляют фантастически убедительное единство, в котором существо этой пьесы предстает в пленительной красоте и невероятной интенсивности. Счастливый случай более чем четырехчасового, но при этом увлекательного театрального вечера, в котором даже строго регламентированные антракты — часть спектакля.

Бессловесная речь


Кулябин, чья восторженно принятая постановка «Тангейзера» была снята после беспримерной кампании преследований со стороны церкви, идет на большой риск. Он размещает своих протагонистов в натуралистичной, похожей на съемочную площадку, сценографии Олега Головко, при этом лишая их речи. Но это лишь прибавляет им выразительности. Чисто жестовое взаимодействие усиливает каждую сцену; редко можно увидеть такого неподдельного, такого эмоционального, такого пронзительного и такого радикального Чехова.
В частности и благодаря превосходным актерам: все они ведут свои роли на высочайшем подъеме. Будь то Ирина (Линда Ахметзянова), Маша (Дарья Емельянова), Ольга (Ирина Кривонос) или холодно узурпирующая все вокруг себя Наташа (Клавдия Качусова) — все они безжалостно, но одновременно и почти нежно намечают границы между воображением и реальностью, между чувством и прагматизмом.

Слабый пол


Мужчины (в т.ч. Илья Музыко, в роли неудачника Андрея, Павел Поляков в роли Вершинина, Антон Войналович в роли Тузенбаха, Константин Телегин в роли Соленого, а также Денис Франк и Андрей Черных) могут лишь воображать себя сильными, на самом деле они просто слабы. Ни одному из них не удастся спасти сестер. В конце всех ждет крах, безоблачное несчастье, так сказать, но такое, которое делает зрителей безоблачно счастливыми.

Перевод О. Федяниной

Петер Яролин,
«Kurier» (Вена, Австрия)

Яндекс.Метрика