«Щи и борщи я не варю»


Жизнь богемы в массовом сознании неотделима от мифов. Симпатичных молодых актрис то называют ветреницами, меняющими мужчин как перчатки, то считают никчемными хозяйками. Потому что живут, мол, эти девы в своей среде искусства, а на быт им плевать. Звезда театра «Красный факел» Линда Ахметзянова, которая успешно сочетает карьеру актрисы и увлечение живописью, развеяла популярные заблуждения: она любит свой дом, хотя почти совсем не ест то, что готовит.

Справка: Ахметзянова Линда — 25 лет, родилась 20 июля 1990 года, не замужем. Окончила Новосибирский государственный театральный институт, с 2011 года работает в театре «Красный факел». Задействована во многих кассовых спектаклях, например «Отцы и сыновья» (Катя), «Невольницы» (Евлалия Андреевна), «Довлатов. Анекдоты». В самой ожидаемой театральной премьере этого сезона — «Три сестры» режиссера Тимофея Кулябина — сыграла роль Ирины.

Вы сыграли Ирину в спектакле «Три сестры», который идет на жестовом языке. Какие были первые эмоции от этой необычной работы?

Идея показалась очень крутой. Но сначала не верилось, что она воплотится в жизнь, а не останется экспериментом на уровне «получится — не получится». Очень большую работу пришлось проделать. Мы два года учили язык жестов — надо было так хорошо его освоить, чтобы можно было разговаривать свободно. Интересно, любопытно, красиво, в чем-то сложно, но в конечном виде спектакль я не представляла.

Чему еще пришлось научиться ради роли?

Смеяться по-другому, кричать по-другому, не слышать музыку. Я музыкальный человек, так что с этим были трудности. «Три сестры» — пока уникальный опыт, больше ничего особенного ради ролей делать не приходилось.

А могли бы? Например, в блондинку перекраситься?

О, это классно! Я мечтаю об этом. Насчет моей внешности — ради роли готова к любым изменениям. Скажут побриться налысо — побреюсь и восприму это как что-то новое, неизведанное. У нас в контракте прописано, что актер должен сохранять те внешние данные, с которыми его взяли в театр. Любое кардинальное изменение согласовывается с режиссером.

Ваша героиня мечтает уехать в Москву. Вы сами — нет?

Нет. Я очень люблю «Красный факел». Меня приглашали на кастинги фильмов в Москву, я их проходила. 60 процентов меня восклицали: «Хочу уехать!», 40 процентов боялись потерять работу в театре. Сниматься в кино — значит хорошо зарабатывать, но мне в данный момент хочется больше профессии.

Я не считаю, что Новосибирск — из разряда глухих провинций, о которых писал Чехов. Там «только едят, пьют, спят, потом умирают...». Здесь театральный город, много возможностей.

В Москве — да, их еще больше, но чтобы быть полноценной личностью, не пустой, не обязательно стремиться в центр. В Москве я превращаюсь в комок. Она меня заглушает, делает меньше, чем я есть. Скорее всего, это дело привычки. Но первый раз, когда я приехала в Москву, мое тело полностью меня отвергало: волосы, голос — все было как будто не мое.

Правдиво ли утверждение, что творческая женщина — плохая хозяйка?

В отношении меня — зависит от настроения. То, что художники или актеры меньше привязаны к быту, — точно неправда. Я по знаку зодиака Рак — обожаю свой дом, что-то делать своими руками, готовить.

Правда, не для себя: из того, что готовлю, сама ничего не ем — диета. Готовлю любимым людям: пасту, курицу, рыбу. Единственный суп, который знаю, — сырный, а щей и борщей не варю. Может, позже это придет.

Как строятся ваши отношения с поклонниками? Докучают ли вам мужчины своим вниманием?

Есть поклонники, но не сказала бы, что они навязчивые. Мне гораздо приятнее получать комплименты от женщин — это ведь не лесть, не желание подружиться, а просто им понравилась моя работа. На сообщения в соцсетях отвечаю, кого-то и в друзья добавляю. Навязчивых людей сразу видно. Если парень активно пишет, явно ему не просто так хочется мной повосхищаться — позовет на свидание, захочет познакомиться чуть ближе, а для меня это неприемлемо. Отношений с поклонниками я не завожу принципиально.

Какой самый интересный подарок вам дарили почитатели вашего таланта?

Стихи, посвященные Ирине из «Трех сестер». Собственно, вот почему я не хочу никаких отношений с поклонниками — они совершенно меня не знают, для них я равна своим ролям, и они влюбляются не в меня, а в моих героинь. Есть настоящие фанаты — забрасывают стихами и песнями, но параноиков и маньяков, слава богу, мне не попадалось.

Есть ли у вас табу на личные отношения с партнерами по сцене?

Флирт всегда присутствует. Если женщина и мужчина вместе работают на сцене, естественно, отношения становятся ближе, ты начинаешь узнавать человека с разных сторон. Появляется дружеская симпатия, привязанность, забота — вот так я понимаю флирт, наверное. Ну а так чтобы для роли специально привязываться к человеку или привязывать его к себе... Это неправильно, я считаю, но табу на взаимоотношения с коллегами нет.

То есть можете влюбиться в своего коллегу?

Да, у меня так и получилось после спектакля «Невольницы». Мы вместе репетировали, сейчас он мой молодой человек. Да, есть страхи — вообще не люблю, когда личные отношения выносятся на всеобщее обозрение. Но в жизни никогда ничего не предугадаешь. Когда душа и сердце говорят, никакие рамки ты себе не поставишь.

А идеальный мужчина — он какой?

Его не существует. Не нужно придумывать себе идеальный образ, потому что потом, когда встретишь такого мужчину, он тебя не заинтересует.

Он будет как мальчик-отличник — вот смотришь на него, вроде весь из себя положительный, а на свидание с ним идти не хочется. Мы иногда в изъяны влюбляемся, в какие-то недостатки, которые нас цепляют.

Если говорить про внешность, то мне в мужчинах очень нравятся голубые глаза. Наверное, потому что я сама темненькая. И руки! Красивые руки для мужчины важны.

Как вы боретесь с меланхолией и разгоняете тоску?

Рисую пастелью и акриловыми красками. В выходной могу несколько часов провести у мольберта. Это для меня и хобби, и отдых. В основном увлекают женские портреты. Еще люблю смотреть мультики. Они греют мою детскую душу и дают ощущение яркого мира, которое сейчас из-за погоды почти исчезло.

Анна Наумцева,
SHE.NGS.RU, 23 сентября 2015

Яндекс.Метрика