В Новосибирске показали Довлатова без мата

Режиссер Дмитрий Егоров предпринял отчаянную попытку нарядить бывшего диссидента в футболку рок-звезды. Лишив при этом своего героя возможности закурить и выругаться матом.

Перед премьерой спектакля «Довлатов. Анекдоты» в фойе «Красного факела» торгуют футболками с рисунками молодого художника Ксении Люстиковой в стиле Александра Флоренского. Футболка стоит 800 рублей. Билеты на спектакль — от 300 до 750 рублей. Впрочем, Довлатов и сам, при жизни бессребренизмом не страдал, и в «Соло на ундервуде» свою «меркантильную» творческую позицию вполне конкретно обозначил:

Цитата:

— Напечатали рассказ?

— Напечатали.

— Деньги получил?

— Получил.

— Хорошие?

— Хорошие. Но мало. © С. Довлатов

Имеет смысл сразу оговориться — в спектакле нет никакого Довлатова. А есть писатель Долматов, которого играет актер Павел Поляков, который с дальних рядов подозрительно напоминает писателя Довлатова при жизни. Актер Павел Поляков вовсе даже и не играет писателя Довлатова. Он играет как бы писателя, как бы похожего на как бы Довлатова — не больше, не меньше. Этот писатель говорит преимущественно литературным языком, не курит и почти не пьет (на сцене), а также ведет почти ангелический образ жизни в смысле общения с женским полом. Зато вот его герои делают все, чего не делает писатель, — за исключением использования нецензурной лексики. В моменты, когда данная лексика требуется по тексту песни (из которой, как известно, слов не выкинешь), раздается характерный звук, «песню» заглушающий. А когда писатель хочет закурить — тут же из кулис появляется мужик с огнетушителем. Увы — таковы требования современного законодательства. И, хотя, лично я не заметила в зале ни одного зрителя даже слегка смахивающего на несовершеннолетнего, все равно было как-то неудобно перед самой собой — додумывать слова за героями спектаклей всегда как-то неудобно. А лишать писателя возможности покурить тем более неудобно. Тем более писатель-то уже и мертвый совсем.

Цитата:

В журналистике каждому разрешается делать что-то одно. В чем-то одном нарушать принципы социалистической морали. То есть одному разрешается пить. Другому — хулиганить. Третьему — рассказывать политические анекдоты. Четвёртому — быть евреем. Пятому — беспартийным. Шестому — вести аморальную жизнь. И так далее. Но каждому, повторяю, дозволено что-то одно. Нельзя быть одновременно евреем и пьяницей. Хулиганом и беспартийным... Я же был пагубно универсален. То есть разрешал себе всего понемногу. © С. Довлатов

Художник спектакля, Евгений Лемешонок, создал потрясающее теневое пространство из которого переодически вырываются цветные, практически мультипликационные, образы мастера слова. Трансформируются в карикатурных вождей революции зеки, грохочет свадьба, флегматично завывают артисты ресторана Космос. Первые два акта на сцене рисуют профиль Ильича с зеленой бородкой — так смешнее, потому что. В конце второго акта (а всего их три) этот профиль сменяется профилем Микки Мауса с красными, будто бы кровоточащими, глазами. Символика более чем выпуклая. Но слегка такая... неконкретная. Оставляющая большое пространство для воображения зрителя. Потому что кто конкретно подрисовал зеленую бородку Ильичу — это мы сейчас уже знаем. А вот почему у Микки Мауса глаза кровоточат — это вот хорошо бы, чтобы нам, наконец, объяснили. И желательно популярно. Но никаких объяснений от спектакля ждать не стоит — потому что самым внятным персонажем во всей этой истории является символический же «Пушкин», который существует на сцене наровне с остальными героями в качестве молчаливой галлюцинации. Пушкин — пожалуй, самая удачная идея режиссера. Одновременно кудрявый классик олицетворяет и воображаемого друга «Долматова», и собутыльника, и альтер-эго — недосягаемое представление об идеальном себе.

Много или мало стоит билет на спектакль «Довлатов. Анекдоты» — разумеется, каждому зрителю решить придется самостоятельно. Правда, лично мне три с половиной часа в зале все-таки кажутся чрезмерными. Но это вопрос вкуса и свободного времени. ...Умер реальный, а не театральный писатель и журналист в возрасте 49 лет, в Америке, официально — от сердечной недостаточности. Неофициально — от последствий планомерного истребления себя с помощью алкоголя. Не помогла автору, получается, выжить, ни благополучная Америка, ни реализация на писательском поприще... и даже «Радио „Свобода“» никак не помогло. И вот чего им, писателям, для жизни надо? Кто их разберет?

Цитата:

— Кто живет в мире слов, тот не ладит с вещами.© С. Довлатов

Почему так случилось? Тут режиссер даже и никаких предположений, вероятно, не делает. Во всяком случае, мы этих предположений в спектакле не разглядели. Может быть, это получится у вас.

Кроме того, теперь в фойе театра «Красный факел» можно приобрести книги «Заповедник», «Компромиссы», «Ремесло» и два произведения под одной обложкой — «Соло на IBM» и «Соло на ундервуде» в суперобложке с элементами оформления спектакля. Потому что иногда лучше все-таки почитать, прежде чем смотреть.

Ульяна Ларина,
Mors.Sibnet.ru

Яндекс.Метрика