Актерам Красного факела запретили материться на сцене

Первый спектакль с купированной матерной речью показали на сцене Красного Факела. Из-за новых требований в спектакле «Довлатов. Анекдоты» режиссеру даже немую сцену пришлось сделать и записать соответствующее пояснение, почему актёры не говорят, того что должны были бы сказать по сценарию. Кроме того ненормативную лексику пришлось убрать из финальной песни Бориса Гребенщикова. Как такое вмешательство в замысел повлияло на восприятие спектакля, впечатлениями поделился корреспондент «Новосибирских новостей».

Все билеты на спектакль были распроданы задолго до премьеры. Многие зрители специально пришли увидеть, как труппа выйдет из щекотливой ситуации. И убедились отсутствие ненормативной лексики только усилило художественный эффект. Лакуны невысказанных слов зияют в репликах. Как бы отнесся к такому обращению со своим текстом сам Довлатов, можно только гадать. Актеры же вынуждены балансировать «на грани фола», играя уголовников, которые в колонии ставят пьесу о революции.

«Здравствуйте, Феликс Эдмундович! Полина-то моя, понял, совсем одичала, понял, ревнует меня к службе», — говорит герой спектакля.

Спектакль, говорит Дмитрий Егоров, рождался в совместной работе. Режиссер вместе с актерами выбирал рассказы, костюмы, музыку к спектаклю. В основе постановки — рассказы из повести «Зона», сборника «Компромисс», отрывки из записных книжек. Каждый актер играет нескольких персонажей. Исключение — Павел Поляков, в его герое угадывается сам писатель.

«Тоже писатель, тоже журналист, который живет в этом же „советском“ пространстве. Оно ему, вроде как, сначала не мешает, а весь этот абсурд даже как-то помогает. Но потом он становится угрожающим. И, в итоге, человек вынужден покинуть страну», — уточняет режиссер-постановщик Дмитрий Егоров.

Жанр анекдота, вынесенный в заглавие, отражает форму спектакля, но не его суть. Хотя в спектакле много фирменного довлатовского юмора: невесту тут похищают на велосипеде, а погоня превращается в красочный цирковой номер.

«Он яснее видел жизнь. Действительно, если присмотреться вокруг — абсурд никуда не исчез. Он обрел другие формы, другие маски, сюжеты. Но само понятие абсурда осталось», — уверен актер театра Красный Факел Данил Ляпустин.

На сцене — череда образов, историй, сюжетов. Смешных, трогательных, ироничных, трезхчасовой спектакль до конца смотреть не обязательно. Каждый зритель волен уйти из зала, увидев сценический вариант своего любимого рассказа.

Станислав Якушевич,
«Новосибирские новости»

Яндекс.Метрика