Елена Жданова: «В театре я человек случайный»

Самоконтроль, железная мотивация и научный подход

— Елена, вы совсем недавно вернулись в театр после декретного отпуска и уже играете во всех нынешних премьерах, отлично выглядите... У меня чисто девичий вопрос: как удалось так быстро вернуться в форму?

— Это не быстро! Потребовалось два года! За время беременности я набрала 25 килограммов и уже после того, как Матвей появился на свет, одна из подруг сказала: «Вряд ли ты вернешься в прежнюю форму». Меня это очень напугало и дало толчок сделать первый шаг в борьбе с лишним весом.

«От фонаря», без какой-либо литературы и научного подхода я решила просто не есть. Благодаря этому избавилась от половины лишнего веса. Но тут появилась другая подруга, которая сказала: «Лена, смирись! С каждым ребенком 10 килограммов остаются с тобой»! Для меня эти слова прозвучали как смертный приговор! Я начала читать книги о том, как работает наш организм, разбираться, что же такое здоровое питание, и настолько увлеклась процессом, что теперь, съедая что-то, знаю, с помощью каких ферментов расщепляется пища, что в этот момент происходит в моем организме. В общем, научный подход, самоконтроль и железная мотивация дали результат — я избавилась и от тех 10 килограммов, которые якобы должны были остаться со мной.

— И полностью перешли на здоровое питание?

— Да, всей семьей. Муж меня поддержал, иначе я бы долго не продержалась.

Готовлю все не жареное, не жирное, бездрожжевой хлеб пеку сама. Многие знакомые говорят, мол, хватит уже, ешьте как все: котлетки жареные, картошку. А нам этого уже не надо. И ребенку прививаем такое пищевое поведение, ведь все закладывается с детства.

Сейчас Матвею три года, а он понятия не имеет, что такое конфеты. Поест их когда-нибудь потом, но, думаю, особой тяги к сладкому все равно не будет. Не то, что у меня в детстве. Мама рассказывала, что, когда я была маленькая, постоянно требовала конфеты. Капризничала, сладкое от меня приходилось прятать... Я, наслушавшись маминых рассказов, решила, что лучше и не начинать.

«Я довольно грустный человек. Зануда»

— С возращением в форму разобрались. А как происходило возвращение в театр? Все же два года...

— Я столько лет работаю актрисой, что два года в сравнении с этим небольшой срок. Конечно, за это время какие-то люди ушли, какие-то пришли. Но достаточно пары репетиций, чтобы познакомиться и работать вместе так, будто давно знаем друг друга.

Сложно было организационно. Потому что раньше после репетиции или спектакля я шла отдыхать, а теперь продолжаю работать мамой. И мне нужно быстро думать, быстро принимать решения, быстро готовить. Хотя по натуре своей я медлительный человек: люблю посидеть-подумать, раньше приходила за два-три часа до спектакля, чтобы настроиться.

— А сейчас до спектакля «Довлатов. Анекдоты», в котором вы играете, чуть больше часа, а вы сидите и разговариваете со мной...

— Это пришло не столько с материнством, сколько с опытом. К каждой роли артист готовится, но это не значит, что ему надо закрыться в темной комнате и побыть одному. Хотя кому-то, может, и нужно. У меня настройка происходит так: я смотрю расписание спектаклей, и где-то в подсознании сама собой начинается подготовка. За несколько дней до спектакля в голове роль полностью собирается. Получается такая мягкая подготовка к роли.

Замены спектаклей случаются редко — в моей жизни такое было всего несколько раз, но раньше я не понимала, почему наступает такой раскардаш. Вроде же, в обоих спектаклях играешь, обе роли знаешь... И только со временем поняла, что причина в этой самой настройке, которая происходит где-то в подсознании.

— А желание стать актрисой тоже возникло само собой, зрело где-то в подсознании?

— Если честно, я не верю людям, которые говорят: «С самого детства я мечтала быть актрисой. И вот случилось». Мне кажется, зачастую они подгоняют мифы под свою судьбу.

Как человек, работавший преподавателем в Новосибирском театральном институте и выпустившем два курса, точно знаю: девочки, которые приходят на вступительные экзамены и уверяют, что они с детства мечтают стать актрисами, ломаются в первую очередь. Потому что профессия сложная, требующая не женских волевых качеств. В то же время приходит другой человек, казалось бы случайный, и вдруг каким-то образом ввинчивается в процесс, становится нужным, воспитывает в себе волю к победе, смелость, решительность. Смотришь — а он работает в театре: востребованный, нужный.

— Так ведь и вы в театре человек случайный?

— И я случайный. Мама меня не то чтобы подтолкнула, спросила: «Не хочешь стать актрисой»? Самой бы мне это и в голову не пришло! Я так стеснялась людей, так боялась ярких проявлений себя. Кстати, до сих пор стесняюсь ездить в маршрутках — и не я одна, многие из моих коллег, потому что кажется, что сейчас попросишь высадить на какой-то остановке, и все обратят на тебя внимание!

А тогда я набралась смелости и пошла на вступительные экзамены. И приняли меня, кстати, тоже случайно. От страха я стала такой букой, и стояла с таким лицом, будто меня здесь должны были убивать! С точки зрения преподавателя я бы себя не взяла. У меня, как у педагога, набирающего курс, возник бы вопрос: «Девушка, а кто вас заставил сюда прийти? Вы почему мне делаете такое одолжение»? Но меня приняли.

Мне тогда было 15 лет — театрального института в Новосибирске еще не было, а в училище поступали после восьмого класса. И эта театральная атмосфера меня так оглушила! Казалось, я учусь где-то рядом со своей жизнью. Это были девяностые годы, когда вдруг стало важно, во что ты одеваешься, сколько у тебя денег, все это развивало ужасные комплексы. А я оказалась в месте, где это не имело никакого значения.

Училась я, кстати, не очень хорошо. Зато потом, когда поступила в ГИТИС, ни одой пары не пропускала.

— Большинство людей, которые уезжают в столицу, обратно уже не возвращаются. Вас что тянуло обратно в Сибирь?

— Многие и едут для того, чтобы закрепиться, остаться там жить. А я ехала учиться. На тот момент у меня уже было много работы, я была удовлетворенной актрисой, и, к счастью, остаюсь и сейчас.

В то время я служила в театре «Старый дом». И в какой-то момент мне показалось, что все в моей жизни однообразно: вот дорога на работу, вот дорога с работы. Хотелось чего-то нового, и я поступила в ГИТИС. Какое-то время спустя это желание перемен вернулось. И как раз в тот момент Александр Прокопьевич Кулябин пригласил меня работать в «Красный факел». Как говорится, сделал предложение, от которого я не смогла отказаться. И не жалею об этом до сих пор!

— Смена театра — это, наверное, большая перемена. Быстро освоились на новом месте?

— Есть люди, которые сменили 5-6 театров, поработали в разных городах. Авантюристы, я им немного завидую, сама бы так не смогла... Вообще, театр, на мой взгляд, это маленькое государство. А все государства по своему устройству похожи. Работа одна, технология изготовления спектакля тоже, структура. А про труппу я уж молчу! В ней всегда есть весельчак, зануда, затейник...

— А какое из этих амплуа ваше? Весельчак, наверное?

— Да вы что?! Я довольно грустный человек, поэтому во мне так много сарказма и иронии. Это помогает в работе: когда хочется плакать, включается сарказм, смеюсь, и это помогает выжить. А вообще я, конечно, зануда. Хотя с удовольствием была бы полегче и повеселее.

«Во мне никак не умещались три женщины»

— В нынешнем репертуаре есть любимая роль?

— Пока сказать сложно. Как правило, любимая роль — та, которая выстрадана. Которая была понята не сразу, которая не сразу сложилась и удалась. Вот ее, как чахлое деревце, хочется оберегать.

Сегодня мы играем Довлатова, я невыносимо люблю этого автора! И, хотя роль у меня там небольшая, обожаю находиться в этом спектакле! В свое время перечитала все произведения Сергея Донатовича, и мне было так горько от того, что он больше ничего не напишет, что на этом мое знакомство с ним закончилось. Поэтому когда режиссер Дмитрий Егоров сказал, что хочет ставить Довлатова, меня охватил страх: «А вдруг я в эту постановку не попаду»? Для меня это был еще один шанс прикоснуться к этому писателю, узнать его с другой стороны. Кстати, это один из немногих спектаклей, которые я всегда если не смотрю, то хотя бы подслушиваю.

— В феврале-марте репертуар театра пополнили две премьеры — «Пришел мужчина к женщине» в «КаФе» и «Женщина, которая вышла замуж за индюка» на Камерной сцене. И в том, и в другом у вас ключевые роли...

— Спектакль «Пришел мужчина к женщине» мы в таком цейтноте выпускали! У меня репетиции еще одного спектакля, исполнитель второй главной роли Костя Телегин занят в большом количестве проектов, и не только театральных. В итоге мы ненадолго пересекались, быстро репетировали и разбегались. Если честно, пока не верится, что когда-нибудь этот спектакль мы сыграем спокойно, не держа в голове, что должно происходить в следующий момент, в какой момент надо переодеться.

О спектакле «Женщина, которая вышла замуж за индюка» вообще сейчас говорить сложно. Пьеса, как драматургия, мне странна. Она, вроде бы, и написана по законам сказки, но совсем не детская. Что же касается роли, то зачастую она собирается на прогонах или последующих спектаклях. Умные люди говорят, что надо посмотреть премьеру, а потом, спектаклей через 10, прийти еще раз, посмотреть, во что разовьется постановка. Премьеры вообще никогда не бывают абсолютно удачными.

Из-за репетиций премьер, которые шли почти параллельно, был такой перегруз. Во мне никак не могли уместиться шведская мама из «Женщины, которая вышла замуж за индюка», русская внятная телефонистка из «Пришел мужчина к женщине» и я сама — Елена Жданова. Это Костя Телегин может одновременно участвовать в ста проектах, а мне это далось непросто. К тому же, если уже устоявшийся спектакль можно снять, как костюм, и оставить в театре, то премьерные роли всегда сидят в подсознании. Надо учиться оставлять и их.

— И как вам удалось совмещать репетицию двух премьер с ролью молодой мамы?

— Огромная благодарность моему мужу, который просто взял и на это время стал для Матвея матерью! Я с одной репетиции бежала на другую, а ведь ребенка нужно накормить, дать лекарства, погулять... И все это делал Миша. Не многие мужчины на такое способны.

— О возвращении к преподаванию пока не думаете?

— Меня зовут, но, честно говоря, пока не представляю, как в свою жизнь вклинить еще и чужих детей. Я преклоняюсь перед людьми, которые много лет беззаветно делают это, потому что преподавать очень тяжело. Получается, одновременно ты воспитываешь 30 человек. Переживаешь за них, отвечаешь. Это отнимает столько сил и личного времени, что пока я не могу этим заниматься. Это время сейчас нужно моей семье — сыну, мужу. К тому же, я гиперответственная мама, ухожу на пару часов и переживаю: чем сейчас занимается Матвей, что нового он узнает, пока меня нет рядом?

— Наверное, сейчас, когда живете в бешеном ритме, часто вспоминаете те деньки, когда были в декретном отпуске, и не надо было никуда бежать?

— Многие девушки стараются уйти в декретный отпуск как можно позже, а выйти как можно раньше. Для меня же это была какая-то немыслимая, но приятная ситуация, когда не надо никуда бежать, можно просто прогуляться. Сейчас совсем другой ритм. Я отдыхаю только, когда еду на работу. Хотя вряд ли это можно назвать отдыхом: в пути я думаю или о том, что сделала, или о том, что еще предстоит. Поэтому по декретному отпуску немного все же есть ностальгия. Как по детству.

Досье

Елена Сергеевна Жданова, заслуженная артистка России.

В 1993 году окончила Новосибирское театральное училище, в 2002 году — РАТИ (ГИТИС).

С 1993 по 2005 год была актрисой Новосибирского театра «Старый дом».

С 1 сентября 2005 года — актриса театра «Красный факел».

В первые же годы творческой деятельности вошла в число ведущих исполнителей театра.

В 1994 году получила приз «Открытие сезона» новосибирской организации Союза театральных деятелей, в 1996 и 2000 году — Гран-при на городском конкурсе самостоятельных актерских работ «Свободная сцена».

Параллельно с учебой в Российской академии театрального искусства играла основные роли в репертуаре театра «Старый дом».

В декабре 2004 года присвоено звание Заслуженной артистки России.

В 2005 году награждена премией «Парадиз» за лучшую женскую роль (в спектакле «Артист миманса» А. Кузнецова).

Преподавала актерское мастерство в Новосибирском государственном театральном институте. В 2007 году работала на курсе народного артиста России Александра Зыкова. В 2008 набрала свой курс вместе с Павлом Южаковым.

Замужем за артистом театра «Красный факел» Михаилом Селезневым.

Мама трехлетнего Матвея.

Работы в нынешнем репертуаре театра «Красный факел»:

· Ричард Нэш «Продавец дождя» / Лиззи (2009)

· Михаил Лермонтов / «Маскарад»" / Баронесса Штраль (2010)

· по роману А. Пушкина «Евгений Онегин» «Онегин » / Няня (2012)

· Йосеф Бар-Йосеф «Не такой уж и пустяк» / Рахель (2013)

· Сергей Довлатов «„Довлатов. Анекдоты“» / Женщина в шапке, Таня Долматова, Лиза Головкер (2014)

· Джованни Боккаччо «Декамерон» / Хозяйственная монашка, Лидия, Перонелла (2014)

· Гунилла Боэтиус «Женщина, которая вышла замуж за индюка» / Мама (2015)

Татьяна Бушмкина,
Журнал «Мираман»

Яндекс.Метрика