Четыре цвета бессловной любви

Содержание действа, предстающего на сцене, история любви, то есть самое что ни на есть традиционное для театра вообще и драматического в частности. Но язык, которым рассказано то, что происходит между мужчиной и женщиной: возникновение интереса друг к другу, перерастание этого притяжения в гамму чувств потом — в страсть и — затихание, умирание любви. Все передается пластикой.

Авторы идеи и создатели спектакля режиссер Тимофей Кулябин и режиссер по пластике Ирина Ляховская. Свой замысел они объясняют в программке спектакля: «Мы отказались от текста как основы драматического театра и попытались найти другие художественные средства выражения наших мыслей, чувств и эмоций...Когда любовь нас настигает, слова перестают быть важны».

Восемь артистов: четыре женщины, четверо мужчин образуют четыре пары, каждая из которых ведет свой рассказ о том, как возникла, расцветала, подвергалась испытаниям и в конце концов погибала их любовь.

Истории эти то замыкаются в круге своих взаимоотношений, то испытывают на себе влияние окружающих. Как писал один классик, не имеющий к этой истории прямого отношения: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».

Создателям спектакля пришлось создать свой, не похожий на другие пластические способы выражения чувств и мыслей язык. Он сложный, хотя и состоит из простых вроде бы элементов. И рассчитан не столько на осмысление того, что происходит в спектакле, сколько на эмоции, которые здесь щедро идут от исполнителей к зрителям, уверенно захватывая внимание зала.

Все это происходит, понятно, под музыку, где использованы, как можно сказать, мелодии «всех времен и народов», ухо улавливает песни и романсы, популярные в разные годы, которые порой сменяются высокой классикой: голос Марии Каллас, поющей из «Травиаты», соседствует с куплетами из «Периколы» Оффенбаха и торжеством радости, что несет в себе танец Китри из «Дон Кихота» Цезаря Пуни. И — вихрь, который сопутствует фуэте из «Лебединого озера»...

Какими принципами руководствовался Владимир Бычковский, подбирая музыку к спектаклю, где она должна во многом заменить текст, по одному прослушиванию понять сложно. Но то, что это не случайный выбор и сделан он со вкусом, ясно.

В оформлении спектакля художник Ирина Долгова и художник по свету Денис Солнцев, выбрав для декораций предельный минимализм: черная коробка, в которую заключено действие, восемь черных металлических стульев и два черных же металлических стола, отдали всю силу голоса цвету и свету. Наивная белизна белого в начале спектакля сменяется солнечно-желтым, когда любовь в зените, потом — кроваво-красным, потому что страсть достигает опасного накала.

И — черным на пепелище любви.

Звук и цвет задают ритм спектаклю, его настроению. А еще придают ему стильность, изысканность.

Может быть прекрасным, совершенно новаторским замысел. Может быть настойчивым стремление достичь четкого исполнения сложного пластического рисунка спектакля. И — добиться лишь минимума желаемого результата, если артисты окажутся не готовыми к сложности задачи.

Но на сцене предстали восемь великолепно подготовленных физически и понимающих, что и зачем они делают, артистов. Дарья Емельянова, Ирина Кривонос, Валерия Кручинина, Антонина Кузнецова, Виталий Гудков, Константин Колесник, Павел Поляков, Константин Телегин молоды, их тела не стыдно показать со сцены, они оказались способны (или овладели этими умениями в процессе создания спектакля) к сложным акробатическим элементам, не выходя при этом из психологии образов. Наверное, в этом есть заслуга хореографа-репетитора Татьяны Герасимовой.

В результате всего мы увидели зрелище яркое, эмоционально мощное. И — коммерчески успешное: билеты распроданы в Челябинске и известно, что на них всегда большой спрос в Новосибирске, несмотря на то, что премьера состоялась ровно три года назад.

У «Без слов» есть, правда, на мой взгляд, недостаток, берущий начало от того же, что стало залогом его успеха. Чувствуется, что создавался он с увлечением, даже азартом. Можно себе представить, как радовались новосибирцы каждой находке, как отшлифовывали каждый этюд, из которых состоит «Без слов». А когда поиски увенчиваются находками, очень трудно отказаться от части найденного даже во имя стройности и четкости повествования. Поэтому спектакль длится 2 часа 20 минут. Для новаторского зрелища это много, у зрителя может просто не хватить сил.

Вообще-то хорошее дело — обменные гастроли. Зрители получают возможность увидеть театры других городов и сравнить свой театр и гастрольные труппы. А театры — проверить впечатления, которые они привычно производят на зрителей родного города, — на новой сцене.

Возвращаясь к спектаклю «Без слов», вспоминаю песенку, которая вполне бы могла стать одной из его сопровождающих: «О любви не говори, о ней все сказано...»

Моргулес Ирина Израилевна,
Южноуральская Панорама

Яндекс.Метрика