Павел ПОЛЯКОВ: «Найди Онегина в себе»

Если обозначить старинным театральным термином амплуа тридцатилетнего краснофакельского актера Павла Полякова, то это, конечно же, герой-любовник. Со всевозможными, разумеется, ответвлениями, поскольку современная сцена амплуа не приветствует и переплавляет в творческом тигле порой до неузнаваемости. Это и Старбак в «Продавце дождя», и Герман в «Пиковой даме», и князь Звездич в «Маскараде», и градоначальник Ксаверий Микаладзе в «Истории города Глупова»… Так было и прежде, в театре под руководством Сергея Афанасьева, где Поляков сыграл, к примеру, Стэнли в «Трамвае «Желание», а под занавес работы в ГДТ блистательно — мольеровского Дон Жуана.

Нынешний сезон в «Красном факеле» (можно смело утверждать, что и во всем театральном пространстве Новосибирска) проходит под знаком пушкинского «Онегина» в постановке Тимофея Кулябина, самого спорного, если не сказать — по кипению зрительских за и против — скандального спектакля последних лет. И в центре внимания он, Павел Поляков — Онегин. К чему Павлу не привыкать: восторженными признаниями поклонников, а чаще поклонниц, полны интернет-форумы и театральные блоги. И, что называется, в реале артист востребован — режиссерами, коллегами, друзьями, порой агрессивным вниманием прессы, как это было в 2008 году, когда его упорно женили на Елизавете Боярской…

«Не люблю интервью как жанр»
— Павел, к вам не пробиться. Откуда это: «Поляков не дает интервью?» Какая-то принципиальная установка или результат печального опыта?

— Печальный опыт в том числе. Знаете, вообще не люблю этого жанра: говоришь, говоришь какие-то слова и даже вроде какие-то умные вещи, а потом читаешь и думаешь: Господи, какую чушь нес! Мне всегда стыдно за себя становится, а казалось, пытался высказать что-то умное, глубокое, интересное. Наверное, поэтому я не то чтобы не люблю — боюсь давать интервью.

–— Сегодня публика жаждет от вас ответов на вопросы об «Онегине», неслучайно на 5 февраля после спектакля назначена встреча-обсуждение с режиссером и артистами. Для вас лично «Онегин» — событие?

— Любая встреча с Пушкиным — событие. А в данном случае событие еще и в том, что Тимофей предложил нам убрать все штампы, всю пыль, которыми покрылся роман за долгие годы, и просто сыграть рассказанную Пушкиным историю. А когда мы стали разбирать, о чем эта история, выяснили, что она очень современна, она про сегодняшнего человека, который зачастую упускает в жизни самое главное — свою личность, душу, свое нутро. В погоне за мишурой, комфортом теряет очень важные вещи — любовь, дружбу, да просто нормальные человеческие взаимоотношения. Хотя «Онегин» — роман без героя, Евгений — во многом герой нашего времени. И прежде всего мы искали его в себе…

— Перед вами фанат спектакля «Онегин», а одна моя коллега на пятнадцатой минуте чуть ли не с ревом рванула из театра — так жестко и шокирующе были разрушены ее стереотипы любимого романа… В фойе после каждого спектакля выставляется щит, где зрители пишут то, что думают о постановке. Мнения эмоциональные, причем делятся они обычно фифти-фифти на восторженные и ругательные. Вам не обидно читать последние? Может быть, хочется в чем-то переубедить противников, что-то, допустим, игрой своей доказать…

— Такая гонка бессмысленна. Брызгать слюной и доказывать: нет, вы не правы, это хороший спектакль, нелепо. Театр — дело добровольное. Никто ведь не заставляет человека туда идти. Ну, не понравилось, значит больше не пойдет. Понравилось — хорошо, значит мы попали в него. Поэтому мы абсолютно спокойно относимся к чьему-то неприятию нашей работы. Шутим над этим, подтруниваем. Оттого, что нас обругали на «стене», в депрессию не впадаем: вот, мол, снимем спектакль и никогда не будем заниматься профессией... Этого нет. К тому же доброжелательное дыхание зала, понимание — они тоже ощущаются. Да и зритель в последнее время очень помолодел: видишь молодые пары, которые не в кафе, не в кино пошли время провести, а целенаправленно — к нам. Значит не зря стараемся…

«Меня приглашают, я иду»
— Павел, вы под завязку заняты в «Красном факеле», у вас есть роли в Первом театре, семь названий в «Артистическом созвездии», несколько ролей в антрепризе Дома актера, представления в «Бродячей собаке». Это что — желание везде успеть, жажда работы?

— Мне некоторые так и говорят: мол, это даже неприлично — ты везде. Я отвечаю: не знаю, меня приглашают, я иду. Мне интересно, мне нравится заниматься профессией, я хватаюсь за все. Не ради денег, не ради какой-то славы, а из-за того, что мне нравится работать. У меня два выходных, я два дня дома, все дела переделал — и мне уже скучно, хочу на работу.

— Сил хватает?

— Слава Богу, пока хватает. Усталость есть, но такая, обычная — от работы, а не от жизни.

— Наверное, у вас как у знаменитости все на три года вперед расписано?

— Расписано, но не так. Я же не звезда. Просто востребованный артист, ну и хорошо! Нет, я никогда в жизни не питал относительно себя никаких иллюзий — того, что я гений, что меня не понимают, не зовут куда-то в Москву, в кино… Я прекрасно понимаю: я не гениальный артист, просто достаточно неплохо справляющийся с задачами, которые мне ставит режиссер…

— Тут зритель в моем лице совершенно искренне перебивает: «Позвольте-позвольте, Павел Геннадьевич, вы не правы…»

— Ну… (смеется) В общем, мне очень интересно, я радуюсь, что меня зовут, что у меня есть возможность, к примеру, работать с такими замечательными актерами из «Глобуса», как Лаврентий Сорокин и Никита Сарычев. Или ребята из Первого театра. Это свежий воздух, ты всегда учишься у других чему-то. Конечно, иногда хочется махнуть на все расписания рукой и уехать куда-нибудь на море, в Таиланд. И тут же вспоминаешь, а есть ведь артисты невостребованные. Они теряют мастерство. У них расслабляется психофизический аппарат, и это ужасно. У меня папа в 90-е, когда там совсем не платили, уходил из театра: потом через год, когда вернулся, рассказывал, что пережил жуткие ощущения: «Будто я никогда не стоял на сцене!» Он несколько месяцев приходил в себя.

«Чтобы все по полочкам»
— И все-таки: что вы делаете в выходные?

— Абсолютно в кайф убрать в квартире, постирать, а потом любоваться — какой у меня порядок! У меня мама большая чистюля, у нее все блестит, все разложено по полочкам. Наверное, гены срабатывают, тоже люблю порядок, но в будни заниматься бытом совершенно некогда.

— Говорят, вы книгочей…

— Это тоже благодаря родителям.

— Что читаете?

— Всеяден. Но особенно люблю классику. Тут Саша Баргман будет ставить пьесу Брайена Фрила «Отцы и сыновья» по мотивам романа Тургенева, так я до четырех утра с огромным удовольствием перечитывал «Отцы и дети». Обожаю рассказы Чехова, это, наверное, лучшее, что создала русская литература, — восхищает его гениальное умение на трех страницах сотворить настоящее чудо! Из современных авторов люблю Улицкую, Алексея Иванова, Пелевин как-то утомил своими самоповторами… Очень ценю в этом плане советы Галины Александровны Алёхиной: она меня тут в прошлом сезоне буквально подсадила на Эмиля Ажара. Его повесть «Голубчик» — что-то необыкновенное…

— Павел, вы безусловно фанат актерской профессии, но если бы в сутках было больше часов, если бы у людей была вторая жизнь, кем бы вы стали?

— Поверите: никогда об этом не думал, но недели две назад вдруг понял, что очень хочу заниматься верховой ездой. Весной обязательно пойду на ипподром и узнаю, что и как…

— Да, конечно, Онегин — ну куда он без прогулок верхом?! Удачи!

САМОЕ-САМОЕ
— Самое яркое впечатление последнего времени — художественное или, например, от встречи с человеком?

— Посмотрел в «Глобусе» очень хороший спектакль по Островскому «Лес», а еще мне очень понравился фильм «Облачный атлас». Если говорить о встречах, которые особо впечатлили, то познакомился я недавно с одной потрясающей девушкой. Она удивительным образом совмещает в себе современность, принадлежность к нынешнему веку с необыкновенной наивностью и открытостью миру. Люди буквально тают, когда начинают с ней общаться: неужели такое, тургеневское, еще на свете есть?..

ЦИТАТА
Паскаль Лярю, французский режиссер
«…Когда мы предложили эту роль Павлу, мы поняли, что угадали. Чтобы сыграть роль Дон Жуана, необходим человек, который лаком до жизни, человек с невероятной энергией, которая может сопротивляться всему… Это настоящий Дон Жуан, который в жизни проигрывает все возможные роли, чтобы соблазнить всю публику».

СПРАВКА
Павел Поляков родился в Томске, в актерской семье. Окончил Новосибирское театральное училище. С 2002 по 2009 год — актер Новосибирского городского драматического театра п/р С. Афанасьева. С 2009 года — актер театра «Красный факел».

Татьяна Шипилова,
газета «Советская Сибирь»

Яндекс.Метрика