Новосибирск: Рецензия на спектакль «Сильвестр»

Новосибирский «Красный факел» открыл свой 91-й сезон премьерой. В театре поставили пьесу Вадима Бочанова «Сильвестр».

Уже в самом имени главного персонажа (Сильвестр по-французски — лесной) содержится намек на сильное противопоставление героя заведенным правилам и установленным нормам. Имя героя, вынесенное в название, рождает целый ряд ассоциаций: «Сильвия» Герни, «Коза, или Кто эта Сильвия?» Олби, не говоря уже о знаменитой кальмановской оперетте. Из представителей сильного пола вспоминается Сильвестр Сталлоне. А фонетический «тезка» бочановского «Сильвестра» — это «Форрест Гамп». На слух это многозначное имя звучит примерно как «Из Лесу С Приветом». На сцене «Красного факела» объектом всеобщего пристального внимания тоже является дурачок. В безумном двадцать первом веке сумасшедший — по-прежнему очень выигрышная фигура для театра. Труппе «Сибирского МХАТа» не знаком принцип актерской игры «кто в лес, кто по дрова». Тем более что в этот раз за порядком в «Сильвестре» следили двое «лесничих»: питерский режиссер-постановщик Андрей Прикотенко и режиссер Павел Южаков, возглавляющий новосибирский «Первый театр».

Подзаголовок спектакля — «совсем не детская история». Нет-нет, обошлось без жестокости и обнаженки. Привлечь зрителя краснофакельцы решили размышлениями о природе нонконформизма и дауншифтинга. Согласитесь, объяснить, «с чем это едят», сможет далеко не всякий старшеклассник.

Режиссеру Андрею Прикотенко (он же — сценограф) прекрасно известен бесспорный тезис «все мы родом из детства». Но вот уже понятие «повзрослеть» каждый понимает «в меру своей испорченности». А что уж говорить об успехе, его необходимости и цене... Совершенно ясно, пожалуй, вот еще что: любой из нас рос хорошим ребенком — только очень недолго. И Прикотенко предлагает зрителям вернуться в их прошлое, кому на сколько лет назад захочется.

Перед глазами у нас — замок эпохи торжествующего инфантилизма. В башенных часах звучит музыкальная заставка «В гостях у сказки». Игрушечный всадник летит спасти мир от зла. А в это время становятся значимыми совсем другие игрушки — наряды, титулы. И начинают властвовать над людьми.

Внятно прочитывается режиссерская идея: когда человек не принадлежит сам себе, для него перестает существовать категория времени. Все смешивается. Стрелки в часах бешено вращаются — они сходят с ума. Не находят себе места. Но еще тяжелее искать себя. И особенно — думающим, что у них все в шоколаде.

Во избежание массовых репрессий Короля-самодура сумасшедший должен стать как все. То есть выздороветь. Любой ценой. Ни один из собеседников Сильвестра не может назвать себя счастливым человеком. Хочешь жить — умей вертеться, это дуракам закон не писан.

Несомненно, Вадим Бочанов со своим «Сильвестром» — последователь Григория Горина, раскрывшего психологию «белой вороны». Хотя откровенные заимствования драматургических ходов не помогли Бочанову подняться до высот горинского юмора. С другой стороны, питерским сценаристом верно прочувствован жанр политической сатиры, ставшей большим дефицитом во времена наступившей демократии, когда известно заранее, какая партия победит на выборах.

Сплошные парные сцены, предложенные драматургом, не предполагают изысканных мизансценических решений. Ставка сделана на выразительность и заразительность актерского существования. Острохарактерный образ — Полковник Максима Битюкова, безропотный хамелеон, не чурающийся при этом носить чужие ордена, крах всей жизни которого — не угодить начальству. И первому — Графу, он же тайный советник Короля. Граф, которого играет Павел Поляков, — интриган высшей марки, выросший из плаща Фигаро. Этот точно и сам не заплутает в трех соснах, и другим не позволит. Его саркастическое общение с Полковником — непрекращающийся урок самоутверждения над тем, кто слабее. А преподавание азов астрономии для умалишенного — и вовсе одна из самых смешных сцен спектакля.

Подстать непутевому Полковнику и уморительное трио военных. Миниатюрный фельдфебель (Константин Колесник) и двое статных гренадеров (Денис Франк и Даниил Ляпустин) на протяжении всего спектакля поражают своим неумелым рвением быстро принести-унести кровать, постелить красную дорожку или просто «освободить помещение». Главное для троицы в голубых мундирах — успеть встать навытяжку. Периодически солдатики попадают то под горячую руку Графу, то под передвижные нары, а в целом — под каламбурное определение «бранелюбивые мужи». А как синхронно у всех троих получается вычурная маршировка — одним словом, короли интермедии!

Подлинные августейшие особы тоже весьма колоритны. Королева Сюзанна, ярко сыгранная Еленой Ждановой, находится в плену нереализованных желаний. Навязанное замужество выбило у нее почву из-под ног, вот почему героиня Ждановой передвигается по подставляемым для нее табуретам. Женская месть Королевы вполне ординарна: таскание за волосы супруга и любовные утехи с Графом. Ключевая сцена спектакля — встреча Сюзанны и Сильвестра. Излив душу едва знакомому умалишенному простолюдину, Королева уходит в монастырь.

Ее супруг чрезвычайно рад ее внезапному исчезновению. Но скандалов в замке не убавилось. Король Олега Майбороды — закоренелый маменькин сынок, тяготеющий к демонстрации собственной значимости. И, естественно, монарху, постоянно пребывающему в состоянии войны — то с Королевой, то с кровожадными правителями соседних государств, совсем не до просвещения своих подданных.

Заглавную роль мощно играет Константин Телегин. Да, для его Сильвестра дворцовые интриги — темный лес. Но как персонаж Телегина обаятелен в своей дремучести! Причем перед нами отнюдь не великовозрастный Маугли. Не пытаясь оспорить сложившееся мнение о своем скудоумии, Сильвестр Константина Телегина выходит на проблематику гамлетовского масштаба: а к чему вообще человеку рассудок? Он не бунтарь, не учит жизни, не выясняет, кто прав, кто виноват. Его капитал не слава, не деньги, а умение найти позитив в том, что делаешь. Именно поэтому он «никуда не спешит».

Поразительно быстро меняются представления о жизни у каждого, кто пообщается с «умалишенным» Сильвестром. При этом тезис «сам дурак» не декларируется впрямую. Но все собеседники Сильвестра совершают настоящее открытие — кем они являются в реальности. Сам Сильвестр задается детским вопросом: «Где встает солнце?» Кульминация спектакля — песня Сильвестра про рассвет. На сцене — свободный человек с гитарой. Константин Телегин поет с одержимостью Юрия Шевчука. И всем становится понятно, что будет, если Король попросит его спеть что-нибудь из группы «Лесоповал».

Дикарь Сильвестр не желает притворяться. Так ведь лесному жителю камуфляж ни к чему — он и так всем свой. Сделать и забыть — нет, это невозможно. Игра Телегина убедительно доказывает: быть на государственной службе и быть кому-то нужным — это две разные миссии.

В финале новосибирского спектакля беглецы в Незнаемое (Сильвестр, Лекарь, Стражник, Королева, Актер) и жители замка, не способные на поступок, собираются вместе. Их объединил «Блюз восходу». Режиссерская метафора вселяет оптимизм: а ведь действительно, места под солнцем хватит всем. Особенно если не считать себя венцом природы. Своей премьерой «Красный факел» открыто дает понять две вещи: человек живет в поисках того, что его может радовать каждый день. И в этом аспекте альтернативы восходящему солнцу нет и не будет. Без дураков.

Юрий Татаренко,
«Страстной бульвар,10» №4-134/2010

Яндекс.Метрика