Дети солнца 16+

Максим Горький
«Дети солнца» в «Красном факеле». Горький Чехов: испытание миллениумом
Татьяна Шипилова, Театральный журнал «ОКОЛО»
В год 150-летия со дня рождения «Буревестника революции» Тимофей Кулябин поставил совсем неюбилейного (а кто бы сомневался?) Горького. Убрав из написанной в 1905 году пьесы «Дети солнца» социальную составляющую и тему враждебного неприятия народом интеллигенции, режиссер сфокусировался на взаимоотношениях главных действующих лиц, то есть интеллигентов. Он заявил, что в этом произведении ему по-настоящему интересны лишь чувства персонажей, потому как именно они являются пружиной и движущей силой этой истории. Причем, интерес к пьесе возник давно, задолго до юбилея, а работа над спектаклем началась еще два года назад. Дело в том, что Горький в период создания «Детей солнца» находился под сильным влиянием Чехова: у него «чеховские приемы, мотивы, композиция, это русская психологическая драма начала века», — говорит режиссер и рассматривает новую постановку как продолжение своей работы в русле «вокруг чеховского» направления, начатой им в краснофакельских «Трех сестрах» и «Иванове» Театра наций.
«Дети солнца» Тимофея Кулябина: Физика побеждает метафизику
Оксана Ефременко, Театральный журнал «ОКОЛО»
Тимофея Кулябина принято считать художником эпатажным, и даже скандальным. С одной стороны, это провоцирует его популярность, с другой – мешает рассмотреть сущность художественного «Я». Но, вглядевшись в его репертуарные предпочтения (он практически не ставил современные тексты) и способы работы с материалом, понимаешь, что в российском поколении 30-летних мало режиссеров, столь последовательно занимающихся театром интерпретации. А это плоть от плоти самой профессии и, значит, вовсе не перечит традиции – совершенно напротив. Новый спектакль «Дети солнца» – продолжение его движения по актуализации классических текстов в русле реалистического языка, может быть, даже слишком очевидное продолжение.
Гуманистическая и дегуманистическая позиции в спектакле «Дети солнца»
По материалам VIII Всероссийской научно-практической конференции «Творчество и личность М. Горького в историческом и художественном контексте (к 150-летию со дня рождения).
«Дети солнца»: время, вперед!
Яна Колесинская, «Один дома»
Встреча 2000-года, Силиконовая долина, преподавательский кампус Стэнфордского университета, русские эмигранты, беспомощность перед жизнью: в новосибирском театре «Красный факел» премьера по Максиму Горькому «Дети солнца».
Над обрывом времени
Наталия ДМИТРИЕВА, «Ведомости»

В театре «Красный факел» произошёл взрыв на солнце

Начало театрального сезона краснофакельцы открыли премьерой спектакля «Дети солнца» — по одноимённой пьесе Максима Горького в постановке Тимофея Кулябина. И если горьковские герои метались в душном предгрозовом пространстве, когда «верхи не могут, низы не хотят», то кулябинские оказались в герметичном пространстве кампуса Стенфордского университета на стыке-разрыве двух эпох — XX века и миллениума. «Темы оторванности интеллигенции от народа, на мой взгляд, больше просто не существует — в том виде, в котором это написано у Горького, — считает режиссёр. — А вот ощущение водораздела, порога, предчувствие резкого скачка мне хорошо знакомо, оно живёт во мне как ясное и близкое воспоминание о рубеже веков, которое зовётся миллениумом. В это время и произошла технологическая революция, которая изменила и продолжает менять нашу с вами жизнь».

ШЕСТЬ ПЕРСОНАЖЕЙ В ОЖИДАНИИ КОНЦА СВЕТ
Александра Тетерина, блог ПТЖ
Новосибирские «Дети солнца» — история о шести абсолютно чеховских персонажах горьковской пьесы. Место действия — преподавательский корпус кампуса Стэнфордского университета (как, интересно, мы бы узнали об этом, если бы не программка?). Время действия — почти наши дни, а именно канун нового года-тысячелетия, 1999/2000. Тогда все ждали конца света. И, кажется, он все таки наступил.
Две тысячи лет под светом звезды по имени Солнце
Олег Циплаков, The Young Siberia
2018-й год. Тимофей Кулябин ставит пьесу Горького, написанную в 1905-м. И переносит действия в 1999-й. Но если разобраться с премьерным спектаклем «Красного факела» подробнее, то всё оказывается обоснованнее, чем представлялось сначала.
Наши в Стэнфорде
Дина Годер, «Стенгазета»
На фестиваль “Территория” новосибирский театр “Красный факел” привез “Детей солнца” в постановке Тимофея Кулябина.
Душой исполненный улет «Дети солнца» Тимофея Кулябина на фестивале «Территория»
Алла Шендерова, Газета «Коммерсантъ» №19
На фестивале «Территория», проходящем при поддержке Фонда Прохорова и компании СИБУР, показали пьесу Горького, поставленную Тимофеем Кулябиным в новосибирском «Красном факеле». Новое место и новое время действия старой пьесы оценила Алла Шендерова.
ЧАСЫ И ВРЕМЕНА
Вадим Рутковский, Coolconnections
Фестиваль «Территория» привез в Москву «Детей солнца» – новый спектакль Тимофея Кулябина в новосибирском «Красном Факеле»
Тимофея Кулябина принято считать художником эпатажным, и даже скандальным. С одной стороны, это провоцирует его популярность, с другой – мешает рассмотреть сущность художественного «Я». Но, вглядевшись в его репертуарные предпочтения (он практически не с
Оксана Ефременко, ОКОЛОтеатральный журнал
Тимофея Кулябина принято считать художником эпатажным, и даже скандальным. С одной стороны, это провоцирует его популярность, с другой – мешает рассмотреть сущность художественного «Я». Но, вглядевшись в его репертуарные предпочтения (он практически не ставил современные тексты) и способы работы с материалом, понимаешь, что в российском поколении 30-летних мало режиссеров, столь последовательно занимающихся театром интерпретации. А это плоть от плоти самой профессии и, значит, вовсе не перечит традиции – совершенно напротив. Новый спектакль «Дети солнца» – продолжение его движения по актуализации классических текстов в русле реалистического языка, может быть, даже слишком очевидное продолжение.
Программа «Время» «Дети солнца» Тимофея Кулябина на фестивале «Территория»
Алена Солнцева, Colta.ru
Своих «Детей солнца» Тимофей Кулябин поставил по пьесе Ольги Федяниной, написанной по мотивам одноименной пьесы Горького. В отличие от первоисточника, текст Федяниной стремителен, увлекателен, в нем мало персонажей, много динамики, реплики короткие, монологов всего два или три и рассказывается о научных работниках, живущих в условных интерьерах условного общежития, — из программки можно было узнать, что это американский кампус, хотя вроде бы совсем не похоже. У сценографа Олега Головко комнаты-пеналы, в которых происходят короткие встречи героев, выдвигаются по очереди на авансцену, где происходят диалоги, потом затемнение — и свет выхватывает очередной выезжающий пенал. Динамический монтаж, мониторы отсчитывают реальное и нереальное время, попутно обозначая эпизоды именами героев — «Елена и Павел Протасовы», «Борис Чепурной», «Дмитрий Вагин».