Егор Булычов и другие

Максим Горький /
  • О спектакле

1933 год

Премьерой пьесы Горького в постановке Ф. Литвинова театр открыл свой второй новосибирский сезон. Художественным руководителем «Красного факела» уже стал заслуженный артист республики П. Рудин (и власть, да и театр, как «террариум единомышленников», скоры на расправу), но Литвинов продолжал работать. Его спектакль получил признание местной критики, подчеркивавшей, что режиссеру удалось «не снижая реалистического, правдивого по самой своей сущности тона спектакля, добиться в то же время глубокого, действительно символического обобщения… От бытовых тонов недомогания, брюзжания Булычев постепенно и с нарастающей силой переходит к протесту не только против смерти своей, но и против «большой смерти» всего его класса». Но уже на московских гастролях 1935 года Литвинов подвергся резкой критике за недостаточную идейную определенность в характеристике «Булычева и других» как символа умирающего мира.

Актер Георгий Полежаев играл Егора Булычева с мощным темпераментом, обаянием, ярко рисуя умного, крепкого, но загнанного жизнью человека, а требовался по тем временам классовый приговор. Если режиссер его не давал на сцене, то почти неизбежно получал в жизни. Так случилось и с Федором Литвиновым в 1937-м, когда был «объявлен решительный бой упрощенно понятой театральности, который помог театру смелее встать на путь социалистического реализма», – это формулировка историка театра начала 70-х прошлого века.

Яндекс.Метрика